Научная
деятельность
Университет ИТМО

Как быть амбассадором Университета ИТМО в Берлине и выиграть два гранта одновременно – рассказывает молодой ученый Ирина Мартыненко

Как относиться к защите кандидатской с романтикой, выигрывать две грантовые программы одновременно, участвовать в проекте Horizon 2020, работать в международной лаборатории в Берлине, быть амбассадором Университета ИТМО и еще успевать отдавать время семье? Выпускница аспирантуры кафедры оптической физики и современного естествознания Ирина Мартыненко знает, как это сделать. Об этом она рассказывает в интервью ITMO.NEWS. Сейчас молодой ученый работает на позиции постдока в Федеральном институте исследования и тестирования материалов в Берлине и развивает сотрудничество института с Университетом ИТМО.

Почему вы поступили в Университет ИТМО?

Я с детства любила физику и мне хотелось совместить ее с биологией. На тот момент, когда я выбирала вуз, в Санкт-Петербурге было не так много кафедр, которые могли предложить образование на стыке физики и биологии. В Университете ИТМО была такая кафедра, сейчас это кафедра лазерной техники и биомедицинской оптики. Поэтому я подала документы туда и поступила по итогам вступительных экзаменов.

Самое главное, что на мое решение не влияли родители или близкие. Вообще, вышла довольная интересная история. После девятого класса я поступила в издательско-полиграфический техникум, где обучалась издательскому делу. Мне просто наскучила школа и хотелось уже двигаться вперед. Я почему-то думала, что в техникуме меня научат быть писателем. Сейчас даже забавно это вспоминать. Но на втором году обучения на практику я попала на завод «Лениздат». И она заключалась в том, что я стояла на конвейере и выполняла механическую работу. Я поняла, что не совсем то, что мне нужно. С поддержкой мамы я сдала экстерном выпускные экзамены и ЕГЭ и в том же году поступила в Университет ИТМО.

Заниматься наукой начали уже в бакалавриате?

Научная работа как таковая началась только в аспирантуре на кафедре оптической физики и современного естествознания. Я решила заняться наукой и фундаментальными исследованиями только после магистратуры. Наверное, это потому, что я очень любопытна. А наука – это всегда открытия, всегда что-то новое. К тому же в моей семье есть некоторые «научные« корни. Например, моя бабушка была медиком-физиологом, обучалась у физиолога Леона Орбели, соратника и последователя Ивана Павлова. И хотя мне не удалось с ней пообщаться, хотелось как-то продолжить эту семейную линию ученых. Мои родители в молодости тоже занимались наукой: папа – математикой, а мама – историей. То есть я росла в таком околонаучном кругу.

Леон Орбели и Иван Павлов. Фото 1935 года. Источник: regnum.ru
Леон Орбели и Иван Павлов. Фото 1935 года. Источник: regnum.ru

Что было самым ярким воспоминанием во время вашего обучения в Университете ИТМО?

Это, безусловно, защита кандидатской диссертации. Мы с моим мужем, тоже физиком, оканчивали аспирантуру вместе, и даже защита у нас была в один день на одном совете, что я считаю очень романтичным стечением обстоятельств. Кроме этого, сам процесс подготовки и защиты был очень сложный. Поэтому тот решающий день, в который меня поддержала моя семья и друзья, особенно отпечатался в памяти. Может быть, это связано еще и с тем, что это событие сильно укрепило наши отношения с мужем, потому что мы преодолели трудности вместе, работали как команда.

А вы работали над одним проектом с мужем?

Мы работали над одним объектом исследования, так правильней сказать. Мы изучали полупроводниковые квантовые точки, это такие нанокристаллы, которые имеют интересные оптические свойства. При этом я являюсь экспериментатором, а он физик-теоретик. Но на самом деле в процессе совместной учебы в аспирантуре наши исследования совсем не пересекались. Мы начали наше первое совместное исследование уже после окончания аспирантуры, и только совсем недавно вышла наша первая совместная статья. Мне понравилось проводить исследования таким семейным тандемом. И сейчас мы продолжаем работать вместе.

Ирина Мартыненко в Берлине
Ирина Мартыненко в Берлине

Почему вам было сложно защитить диссертацию?

Здесь сложность скорее психологическая. Я люблю шутить, что у дверей, где проходит защита, должен дежурить психолог. Просто это очень большой объем научных исследований, которые нужно не только провести и изложить на бумаге, но и защитить не один раз, а три-четыре раза перед различной аудиторией. Самая сложная защита для меня была, пожалуй, в Москве. Я представляла проект в МИФИ, который выступал моей ведущей организацией. И вот именно на этой защите, которая, к слову, длилась два часа, мне указали на абсолютно все ошибки, даже самые маленькие недочеты работы. Ну и конечно, последняя защита – это очень волнительный, но одновременно праздничный процесс. Поэтому к последней защите я уже готовилась как к празднику, купила нарядное платье.

Что для вас было самым сложным в процессе научной работы? Что сложно сейчас?

Научная работа предполагает, что ты сам ответственен за результаты своей деятельности. То есть часто никакого профессора, который стоит над тобой и поторапливает, нет. Поэтому важно уметь организовывать время, находить мотивацию и интерес продолжать, доводить дело до конца. Это умение пришло ко мне с опытом. Кроме того, сейчас я уже на позиции постдока. И это более «спокойный» режим работы, чем когда ты еще аспирант. Потому что ты в еще большей степени сам себе хозяин.

Федеральный институт исследования и тестирования материалов в Берлине. Источник: emosz.de
Федеральный институт исследования и тестирования материалов в Берлине. Источник: emosz.de

Расскажите, как вы оказались в Федеральном институте исследования и тестирования материалов в Берлине?

После того, как я защитила диссертацию, подумала, что было бы неплохо поработать за границей. И это не потому, что мне хотелось уехать из Университета ИТМО или из России. Нет, на моей кафедре были отличные условия для продолжения научной деятельности. Но мне хотелось получить дополнительный опыт, улучшить свои навыки, стать более самостоятельной в какой–то мере. Поэтому я подалась на две грантовые стипендии на проведение исследований в Берлине и в Ирландии. И так оказалось, что я выиграла в обеих заявках. Я очень долго мучалась c выбором, но в итоге выбрала Германию, потому что там был проект, который мне более интересен.

Как думаете, что стало определяющим критерием в вашем успехе сразу по двум грантовым программам?

Высокий уровень научной подготовки на нашей кафедре кафедре оптической физики и современного естествознания. В аспирантуре мы получили отличную теоретическую подготовку, у нас было много практических занятий, в лабораториях мы могли заниматься научной деятельностью. Кроме того, на нашей кафедре можно ездить стажироваться в различные страны, например, у нас были возможности ездить в Японию, Бразилию, Ирландию. Аспиранты постоянно участвуют в конференциях со своими докладами, публикуют научные статьи в цитируемых журналах. На защиту диссертации выпускники нашей кафедры выходят специалистами, и мы составляем сильную конкуренцию нашим сверстникам в мировом научном сообществе. Все это в совокупности выливается в высокий уровень проводимых на кафедре исследований, который потом отражается в твоих заявках на грантовые программы.

Что это за проект, ради которого вы уехали в Германию? На сколько лет он рассчитан?

Это проект по разработке системы детекции патогенных бактерий с помощью наночастиц, то есть мы делаем оптический сенсор на основе квантовых точек и магнитных частиц. Также мы с коллегами из Федерального института исследования и тестирования материалов (BAM), а также Международного научно–образовательного центра физики наноструктур Университета ИТМО и Швейцарской высшей технической школы Цюриха (ЕТН) подали заявку на крупный грант по программе Евросоюза ERA.Net RUS на продолжение этих же исследований и выиграли его!

Кстати, об этом уже писали на вашем портале. В рамках проекта мы создаем сенсор, который сможет детектировать присутствие в воде бактерии, в частности, Легионеллы, которая в том числе может распространяться и через системы кондиционирования помещений. И это действительно важная разработка. К слову, мой коллега не так давно заразился этой бактерией во время поездки в Польшу на конференцию, и он болел очень тяжело: ему повезло, что удалось быстро определить возбудителя болезни и быстро назначить нужные антибиотики.

Как вы стали амбассадором? В чем ваша миссия?

Миссия амбассадора – это в первую очередь налаживать взаимодействие между преподавателями, учеными, студентами, сотрудниками Университета ИТМО и представителями других вузов в мире. Собственно, этим я и занимаюсь в рамках работы по гранту ERA.Net RUS. Благодаря тому, что я работаю в лаборатории биофотоники в ВАМ, а также поддерживаю связи с коллегами из Университета ИТМО, нам удалось подать заявку на совместный грант. Так, по проекту российские ученые займутся синтезом магнитных наночастиц и квантовых точек. В Берлине мы будем связывать их с биологическими молекулами, которые могут связываться с бактериями. А в Швейцарии полученные сенсорные устройств будут тестировать.

Кроме того, моя миссия амбассадора продолжается на различных мероприятиях, конференциях. Например, в июне мы поедем на конференцию в Санкт-Петербурге Photonic Colloidal Nanostructures: Synthesis, Properties, and Applications. На нее съедутся крупные ученые с индексом Хирша около 100 – то есть это топовые исследователи. Руководитель моей лаборатории в Берлине также собирается приехать на мероприятие, пообщаться с руководителями лабораторий в Университете ИТМО.

Также быть амбассадором полезно тем, что ты можешь быстро находить контакты других выпускников Университета ИТМО, которые проживают, в моем случае, в Берлине. Даже планируется встреча выпускников. Это позволяет налаживать научные контакты, находить новых партнеров, да и просто продолжать общаться.

Федеральный институт исследования и тестирования материалов в Берлине. Источник: osz-teltow.de
Федеральный институт исследования и тестирования материалов в Берлине. Источник: osz-teltow.de

В чем плюсы и минусы работы и обучения в исследовательских институтах в Германии?

Лично для меня очень большой плюс в том, что в Германии очень заботятся о семье и детях. Когда я уезжала в Берлин то, конечно, опасалась, что не смогу совмещать работу и семью: у меня маленький ребенок, это требует мобильности, самоорганизации. Но в немецких институтах созданы максимальные условия для того, чтобы там могли комфортно учиться и работать молодые родители. Например, там есть пеленальные комнаты для малышей и специальные комнаты для детей, где стоят компьютеры. То есть можно прийти туда и работать, если тебе нужно проводить какие-либо вычисления, а ребенок может играть или спать. Еще меня поразило, что на дверях некоторых химических лабораторий стоят специальные знаки, обозначающие, что тут работают беременные женщины и поэтому запрещены токсичные вещества. Достаточно много моих коллег приносят на работу совсем маленьких детей, то есть обстановка там очень дружелюбная к детям, открытая.

Среди минусов могу выделить то, что в Германии система образования устроена так, что там обычно становятся PhD в возрасте уже за 30 лет. То есть мне сейчас 27 лет, я уже постдок, а мои немецкие сверстники-коллеги сейчас еще аспиранты. Я думаю, это психологически сложно так долго быть студентом. Поэтому в этом плане обучение кандидатов в России устроено, я думаю, лучше.

У вас есть свободное время? Как можно проводить досуг в Берлине?

На буднях у меня очень плотный график, однако выходные почти всегда свободны. Берлин – очень интересный город, в нем есть некоторый дух свободы, очень много всего происходит для молодежи, много возможностей для творчества, что мне очень нравится. Я люблю музеи современного искусства, но здесь есть много других потрясающих музеев, например, сейчас мы хотим сходить в Немецкий технологический музей. Также мы много гуляем по центру: здесь действительно есть, что посмотреть!